Agro_evrohim_VL_3

С прицелом на селекцию: Иван Свинарев, заместитель генерального директора ООО «Башкирская мясная компания»

0 334

Беседовала Анастасия Кирьянова

В свиноводческой отрасли выпуск продукции уже достиг показателей, необходимых для обеспечения внутренней потребности нашей страны в данном виде мяса. В связи с этим перед предприятиями возникают новые задачи, ориентированные не на расширение объемов производства, а на развитие новых направлений бизнеса.

Одной из важнейших и перспективных сфер является селекция, предусматривающая получение продуктивных отечественных гибридов свиней и способствующая снижению зависимости российских предприятий от зарубежных поставок молодняка. Иван Свинарев, доктор сельскохозяйственных наук, заместитель генерального директора по селекционно-генетической работе и инновациям ООО «Башкирская мясная компания», подробно рассказал о развитии племенной сферы и свиноводческой отрасли в целом в нашей стране, реализуемых программах и строительстве нового специализированного центра, а также об успехах и достижениях предприятия.

— На ваш взгляд, как складывается сегодня инвестиционный климат в свиноводческой отрасли? Рентабельно ли открывать новые предприятия и расширять уже существующие при достигнутом уровне производства?

— Безусловно, инвестиционный климат в этом секторе за последние несколько лет претерпел существенные изменения. Так, для товарного производства он ухудшился, однако для других направлений свиноводческого и смежного бизнеса по-прежнему остается неплохим. Помимо этого, значительно сократились объемы ввода и реконструкции свинокомплексов в связи с насыщением рынка. К примеру, в 2008 году в России было модернизировано и возведено 162 подобных объекта, в 2010 году — уже 79 производственных площадок, а к 2016 году данный показатель снизился до 38 проектов. Таким образом, макроэкономические и базовые инвестиционные условия позволяют с уверенностью говорить о длительном сроке окупаемости новых свиноводческих предприятий. В результате расширением производства сейчас занимаются преимущественно опытные игроки рынка, входящие в топ-20 изготовителей свинины. Думаю, в ближайшие 3–5 лет данная ситуация не изменится.

В сложившихся условиях значительным фактором неопределенности является реальный срок эксплуатации производственных помещений и оборудования, примененного в современных проектах. Ранее предполагалось, что новые технологические установки смогут функционировать не менее 15 лет, однако многие предприятия имеют по отдельным категориям оснащения существенно меньший срок эксплуатации. К примеру, существуют объекты, введенные в 2008 году, на которых износ оборудования составляет более 90%. Подобная ситуация способна в некоторой степени стимулировать реконструкцию предприятий даже в условиях достигнутого уровня производства.

— Какие решения следует принимать компаниям в условиях конкурентного рынка и в каких направлениях им лучше развиваться?

— Сейчас государство готово поддерживать, прежде всего, реализацию проектов по становлению селекционно-генетической и кормовой баз, а также по созданию современных убойных цехов, обеспечивающих качественную переработку продукции и возможность ее реализации как на внутреннем, так и на внешнем рынках. В условиях усилившейся конкуренции руководителям свиноводческих предприятий следует более грамотно управлять производственным процессом, использовать современные технологии и системы гибридизации с отказом от обычного промышленного скрещивания, тесно взаимодействовать с научно-исследовательскими и учебными организациями сельскохозяйственного профиля.

Помимо этого, в своем послании к Федеральному собранию в 2018 году Президент РФ анонсировал скорый и неизбежный переход национальной системы экологического нормирования на принципы «наилучших доступных технологий». Как отметил глава государства, с 2019 года на использование подобных решений должны перейти 300 промышленных предприятий, оказывающих значительное негативное воздействие на природу, а с 2021 года — все компании с высокой категорией риска для окружающей среды. Более того, Президент РФ сообщил, что к такому переходу промышленный сегмент подходил уже не раз, однако его введение постоянно откладывалось. Сейчас же никаких переносов не будет. Думаю, подобное заявление — явный сигнал оте­чественному бизнесу, дающий шанс в том числе новым компаниям.

— В предыдущие годы экспертами отмечалось снижение потребительского спроса на свинину. Каким образом изменилась ситуация в 2018 году и почему?

— Действительно, в 2014 году потребление свинины уменьшилось с 3815 до 3387 тыс. т, что было обусловлено ростом цен, приведшим к сокращению покупательной способности, и снижением объемов импорта. В течение последних трех лет наблюдается постепенное восстановление спроса, который в 2017 году достиг 3771 тыс. т. По прогнозу Национального союза свиноводов, по итогам 2018 года потребление останется на уровне предыдущего года и составит 3749 тыс. т. Таким образом, несмотря на рост реально располагаемых доходов населения, который, по данным Росстата, составил два процента за июль 2018 года, повышения потребления свинины в целом за год не произошло, так как в этот период цены на данный продукт также увеличивались.

— Каковы ваши прогнозы по дальнейшему развитию рынка свинины в нашей стране?

— Учитывая сложившиеся тенденции, можно предположить, что продолжится снижение объемов производства этой продукции в личных подсобных хозяйствах, в то время как ведущие предприятия рынка, наоборот, будут сильнее наращивать ее выпуск. По данным Национального союза свиноводов, в 2018–2022 годах совокупный прирост производства свинины только в компаниях, входящих в топ-20, составит 1544 тыс. т, или 66% по сравнению с объемом, выпущенным ими в 2017 году. Кроме того, мы ожидаем повышение уровня и количества требований потребителей к качеству продукции, поэтому активно работаем в этом направлении.

— Как вы оцениваете экспортный потенциал российской свинины в будущем? Какие рынки наиболее перспективны для нашей страны? Планирует ли компания развивать данное направление?

— Становление экспорта является неотъемлемой частью доктрины «Стратегия национальной безопасности РФ», в рамках которой разрабатываются и реализуются различные меры по стимулированию поставок отечественной сельхозпродукции на внешний рынок. Несмотря на то, что текущий объем выпуска свинины в России близок к уровню самообеспеченности, дальнейшее развитие данного направления окажет стимулирующее воздействие на экспорт. В этом случае важным фактором роста свиноводческой отрасли является переход от экстенсивного этапа производства к интенсивному. Он предполагает применение ресурсосберегающих технологий, снижение затрат кормов на единицу продукции и становление оте­чественной селекционно-племенной базы.

Сейчас наша компания имеет широкую географию реализации товарного поголовья в Приволжском, Уральском и Сибирском ФО. Более того, мы прорабатываем стратегию выхода на внешний рынок, причем с учетом географической локализации производства приоритетными направлениями для экспорта нашей продукции являются страны Юго-Восточной, Средней и Центральной Азии.

— Расскажите подробнее о результатах работы компании в свиноводческом направлении за последний год. Каковы общее поголовье животных, объемы производства и выпуска готовой продукции?

— В состав нашей компании входят несколько современных свиноводческих комплексов с зонами воспроизводства и откорма, на которых содержится около 250 тыс. свиней в совокупном объеме. Сначала 2018 года мы реализовали 47 тыс. т продукции, причем 43,6 тыс. т приходились на товарный молодняк. Высокие результаты позволяют получать современные технологии выращивания и хорошая генетика фирм DanBred и Hermitage, а также скрещивание трех пород свиней — йоркшир, ландрас и дюрок. Важным событием 2018 года стал запуск первой и второй очередей комбикормового завода мощностью 120 тыс. т. Безусловно, расширение и развитие предприятия требуют вложения существенного объема денежных средств, поэтому мы воспользовались мерами государственной поддержки в виде финансирования по льготной процентной ставке.

— В современном животноводстве корм составляет значительную часть общих затрат. Какие организационные и технологические решения были реализованы для рационализации расхода кормов и получения мяса высокого качества?

— Наша компания использует полнорационные гранулированные комбикорма, полностью обеспечивающие потребность животных в питательных, минеральных и биологически активных веществах. В процессе производства такие корма подвергаются термообработке и грануляции, благодаря чему они приобретают дополнительные преимущества. В частности, данные операции улучшают усвоение комбикормов и повышают их питательность за счет декстринизации крахмала, частичной денатурации белка и уменьшения влияния антипитательных факторов. Более того, в результате этих процессов получаются гранулы с оптимальной прочностью, что сокращает потери, производственные издержки, а высокая температура при термообработке очищает их от вредных бактерий и микроорганизмов.

Управление свиноводческими комплексами осуществляется посредством использования цифровой универсальной программы менедж­мента и надзора за производственными процессами. Данная система дает возможность вести учет веса каждой особи, суточных привесов, конверсии, расхода воды и прочего, что позволяет контролировать состав комбикормов, то есть определять, какой рецепт дает наибольший результат. Благодаря этому мы можем улучшать производственные показатели — средние суточные приросты.

— Нередко специалисты называют главной угрозой развитию свиноводческой отрасли достаточно широкое распространение АЧС.

— Возникновение эпизоотии этого заболевания в нашей стране является следствием грубых нарушений ветеринарного законодательства. В последнее время африканская чума свиней диагностировалась во многих зонах России, поэтому вероятность заражения ею зависит не столько от географического расположения производственного комплекса, сколько от степени биобезопасности предприятия. Анализ причин возникновения заболевания свидетельствует о том, что инфицирование АЧС в основном характерно для компаний, где нарушаются элементарные меры биологической защиты.

— Какие способы профилактики заболевания используются в холдинге?

— Стратегия биологической защиты нашей компании включает множество этапов. В первую очередь, она предполагает территориальную и организационную изолированность предприятия от других свиноводческих хозяйств, разделение территории производственных площадок на «грязную», «серую» и «чистую» зоны с исключением возможности несанкционированного проникновения людей и животных на территорию. Помимо этого, безопасность обеспечивается за счет систем контроля доступа персонала в помещения, многоступенчатой очистки и обеззараживания воды для поения поголовья с помощью УФ-облучения, а также круглосуточного интерактивного мониторинга производства с использованием видеокамер и датчиков температуры, влажности, потребления воды и прочего. Также мы располагаем собственной станцией искусственного осеменения и комбикормовым заводом с системой обеззараживания всего объема выпускаемой продукции. Важное значение имеет организация передвижения автотранспорта по плану, предотвращающему контакт с возможными источниками заражения, а также налаживание его перемещения между фермами с дезинфекцией и санитарным разрывом по специальной логистической схеме. Кроме того, на каждой производственной площадке у нас предусмотрено наличие «чистых» машин для внутренних работ, которые не контактируют с «грязной зоной». Для всего въезжающего автотранспорта были сформированы специальные крытые барьеры с возможностью полной мойки и дезинфекции.

Многоуровневую систему санитарной обработки, в том числе с использованием автоматических средств, исключающих возможность сквозного прохода через душ, проходит весь персонал, занятый на производственных и прочих площадках. Более того, были организованы пункты дезинфекции материалов и инструментов, поступающих в «чистую зону», а также спецодежды. Возможные контакты сотрудников со свиньями в личных подсобных хозяйствах строго контролируются с помощью специальной системы, а приготовление пищи для работников осуществляется централизованно и предполагает внешнюю дезинфекцию перемещаемой тары. Стоит отметить, что в рамках нашей стратегии биологической защиты перегрузка трупов павших животных для транспортировки к месту утилизации осуществляется на специализированных площадках, имеющих твердое покрытие, с помощью отведенных для этого процесса погрузочных рамп, а разработанный регламент работ исключает возможность контакта внутреннего транспорта с внешним. Соблюдение регламента мойки и обеззараживания производственных помещений с применением современных средств также помогает обеспечить высокий уровень безопасности на предприятиях агрохолдинга.

— Каким образом используются отходы различных этапов производства свинины?

— Наша концепция базируется на принципах наилучших доступных технологий. Они направлены, прежде всего, на предотвращение загрязнения за счет снижения степени антропогенного воздействия на технически достижимом и экономически возможном уровне. Мы не останавливаемся на этапе, необходимом для обеспечения базовых нормативов качества окружающей среды. Помимо этого, все предприятия рассматриваются как единое целое, в котором каждое существенное изменение в технологии может изменять уровни воздействий на природу, поэтому экологическая безопасность обеспечивается на всех стадиях производственного цикла. При этом приоритетными являются меры, предотвращающие возникновение загрязнений, а не мероприятия, борющиеся с их последствиями, например, возведение очистных сооружений, установка фильтров и прочее. В результате на наших предприятиях навоз представляет собой не отходы, а ценное органическое удобрение, используемое для повышения плодородия почвы. Таким образом, производство является почти безотходным.

— Как вы можете в целом охарактеризовать ситуацию в племенной сфере? Какие проблемы в ней существуют и как их можно преодолеть?

— Проведенный ранее специалистами сравнительный анализ данных продуктивных качеств свиней, разводимых в существующих селекционно-генетических центрах (СГЦ) и племзаводах, не показал ощутимого превосходства первых организаций. Этот факт свидетельствует о том, что применяемые в них технологии селекции и разведения свиней не соответствуют требованиям, предъявляемым к данным предприятиям, и их основной функции, заключающейся в создании российских специализированных линий и кроссов. Поэтому данная сфера требует совершенствования.

По моему мнению, становление конкурентоспособного отечественного свиноводства тесно связано с разработкой стратегии развития селекционно-генетических центров. Основными направлениями работы в них должно стать выведение и улучшение материнских и отцовских специализированных линий свиней, а также обеспечение бесперебойного воспроизводства племенного и кроссированного молодняка в зоне действия региональной и межрегиональной систем разведения этих животных.

— Какие программы в данном направлении реализует компания?

— В 2017 году мы получили статус селекционно-генетического центра и «Племенной датской фермы» по разведению свиней пород йокшир, дюрок и ландрас. В своей работе мы стараемся следовать передовому мировому опыту. Так, концепция фирмы DanBred преду­сматривает, что задачи селекции различаются в маточных и отцовских породах: в программу первых включается крупность помета, а вторых — убойный выход, причем конституция в маточных породах имеет в два раза большее значение. Поэтому в специализированных материнских линиях предусматривается отбор животных по воспроизводительным свойствам, а в отцовских — по мясным и откормочным качествам. В одной линии эти показатели совместить невозможно из-за наличия антагонистических направлений корреляционных связей между ними. В результате совмещение этих признаков достигается в кроссах специализированных линий за счет гибридизации. Данный факт обусловлен тем, что показатели с низкой наследуемостью, к которым относятся воспроизводительные качества, как правило, проявляют эффект гетерозиса. Отцовские же признаки в скрещенных комбинациях получают развитие в силу их большей наследственной детерминации. Этим объясняется высокая продуктивность гибридных форм. Однако такое совмещение качеств исчезает при разведении гибридов «в себе». Линейное воспроизведение без учета происхождения по материнской стороне нивелирует генотип на среднем, или популяционном, уровне, в результате чего не создается необходимых предпосылок для комбинационной способности и сочетаемости линий. Обозначенные и многие другие нюансы мы стараемся учитывать в нашей работе. Могу отметить, что в последнее время по причине закрытия зарубежных каналов поставок племенного молодняка спрос на них значительно вырос. В ближайшей перспективе мы ждем усиления конкурентной борьбы в этой сфере, а также повышения требований сельхозпроизводителей к качеству животных.

— Каковы планы дальнейшего развития компании? Какие новые инвестиционные проекты и направления бизнеса планируется осваивать?

— Сейчас в кооперации с фирмой DanBred, по праву являющейся одним из лидеров мировой селекции, мы продолжаем реализовывать крупный проект по созданию селекционно-генетического центра. Так, в 2018 году завершилось его строительство, после чего площадка была заселена стадом свиней. В третьем квартале 2019 года планируется выход этого предприятия на полную мощность, в результате чего к 2022 году общий объем реализации составит 134,7 тыс. голов, в том числе 38,7 тыс. чистопородных и гибридных свиней. Таким образом, наша компания предполагает активно развиваться, особенно в селекционной сфере, и я уверен, что все планы будут успешно реализованы.

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

Баннер_400х400_на_сайт_Page_2
Баннер_240
Яндекс.Метрика

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.