Agro_popup_1354х

Робкие шаги к ВТО

0 2527

Корней Биждов, президент Национального союза агростраховщиков

Вступление во Всемирную торговую организацию в 2012 г. стало определенным вызовом для сельского хозяйства России. В новых условиях государству приходится экстренно пересматривать принципы поддержки АПК. В связи с этим особое значение приобретает агрострахование, которое во всем мире является не только инструментом защиты АПК от рисков, но и разрешенной ВТО мерой поддержки.

Примечательно, что первый в истории России профильный закон об агростраховании появился практически одновременно с присоединением нашей страны к ВТО. Закон №260-ФЗ «О государственной поддержке в сфере сельскохозяйственного страхования и о внесении изменений в Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства»» был принят в 2011 г. и начал действовать с 1 января 2012 г. Совпадение трудно назвать случайным, при этом закон разрабатывался экстренно. Толчком к его принятию стала масштабная засуха в России летом 2010 г., когда убытки сельского хозяйства по прямым затратам достигли 42 млрд руб. Однако один этот фактор еще недостаточно объясняет спешку правительства, настаивавшего на срочном поступлении законопроекта в Госдуму уже через несколько месяцев после засухи. Однако, когда в 2012 г. переговоры России с ВТО, длившиеся 18 лет, неожиданно завершились присоединением, наличие в стране закона о системе агрострахования оказалось совсем не лишним. Ведь условия членства в ВТО накладывают серьезные ограничения на возможности государства по поддержке своих сельхозтоваропроизводителей, но для страхования эти ограничения намного меньше.

Деньги в двух корзинах

Меры поддержки ВТО делятся на три «корзины»: красную, желтую и зеленую. Есть еще «голубая», но она для России не актуальна, к ней относятся меры, позволяющие сдерживать производство избыточной сельхозпродукции. К «красной» корзине относятся полностью запрещенные меры государственной поддержки, искажающие цены на определенные услуги и товары. Это условие серьезно ограничивает возможности государства субсидировать расходы аграриев, к примеру, на приобретение горюче-смазочных материалов или удобрений.

«Желтая» корзина включает виды поддержки, которые разрешены в ограниченном объеме. Так, согласно условиям, на которых Россия согласилась войти в ВТО, ее «желтая корзина» в 2013 г. не может быть больше 9,0 млрд долларов. В дальнейшем этот лимит будет уменьшаться на 0,9 млрд в год, пока в 2017 г. не достигнет 5,4 млрд, а затем в 2018 г. снизится до окончательного лимита в 4,4 млрд долларов, который сохранится на этом же уровне для последующих лет. В данную корзину входит, в частности, субсидирование кредитования, которое в нулевые годы было одним из главных направлений государственной поддержки АПК в России. Теперь развитию этого направления препятствует, кроме высокого уровня закредитованности предприятий АПК, еще и членство в ВТО.

Наконец, в «зеленую» корзину ВТО входят меры поддержки, которые бюджет может финансировать без ограничений. Согласно определению, данному на официальном сайте этой организации в разделе «Переговоры по сельскому хозяйству», «чтобы соответствовать принципам «зеленой корзины», вид субсидирования не должен искажать торговлю, или приводить к минимальному искажению. Эти субсидии должны финансироваться государством, то есть должны производиться не за счет повышения цен для потребителя, и не должны заключаться в поддержке уровня цен. Обычно это программы, которые не связаны с производством конкретного вида продукции и содержат прямую поддержку уровня дохода фермера, не зависящую ни от текущего уровня продукции, ни от текущего уровня цен». К этим видам относятся такие меры, как погектарная поддержка и соответствующее некоторым критериям агрострахование — термины, которые сегодня звучат практически на каждом сельскохозяйственном совещании федерального уровня.

Слишком сложный инструмент

ВТО — это «всего лишь инструмент, и многое зависит от того, насколько владеет им исполнитель, а мы в этом плане только делаем первые робкие шаги», — заявила Валентина Матвиенко на расширенном заседании временной комиссии Совета Федерации по мониторингу участия РФ в ВТО и Таможенном союзе в Пятигорске.

Действительно, в сравнении со странами, давно участвующими в этой организации, Россия пока находится в начальной стадии. Речь идет не только о том, что ряд финансовых инструментов, применяемых в западных странах для защиты АПК (например, входящее в ту же «зеленую корзину» залоговое кредитование фермеров в США), в России просто еще не известны. Вступление в ВТО произошло слишком «неожиданно» и для экспертного сообщества, и для затронутых отраслей, и для органов власти. Быстрый переход от прежних принципов субсидирования сельского хозяйства к погектарной поддержке в 2013 г. привел к сокращению финансирования в пересчете на гектар в 1,5 раза по сравнению с 2012 г.

Также и в организации сельскохозяйственного страхования с государственной поддержкой сохраняются проблемы, однако они связаны больше с наследством предыдущих лет. Спешность, с которой законодателям пришлось принимать закон, не позволила более детально проработать трудные вопросы, поставленные предыдущим опытом, и теперь их приходится решать «на ходу».

Расставание с прошлым

Развитие сельхозстрахования с государственной поддержкой в России прошло через несколько этапов. На самом деле история этого страхования уходит в нашей стране далеко в советские годы, когда Госстрах охватывал все сельское хозяйство. Существовавшая тогда система была экономически эффективной, но она не могла существовать вне плановой экономики. При переходе в 90-е гг. к рыночной экономике агрострахование с господдержкой практически отсутствовало. Упоминания о нем в некоторых законодательных и нормативных актах носили декларативный характер, потому что не сопровождались финансированием. Впрочем, государству тогда было не до таких изысков: все 90-е гг. Россия была получателем гуманитарной продовольственной помощи. Помощь со стороны государства аграриям, которые теоретически должны были перейти на рыночные рельсы, а практически нуждались в постоянной подпитке средствами, осуществлялась по принципу финансирования потребностей, то есть в тех пределах, на которые были способны бюджеты регионов и федеральный бюджет.

Ситуация начала меняться с начала нулевых годов, когда страна отказалась от гуманитарных поставок продовольствия и стала относиться к АПК как к стратегической отрасли. Тогда были заложены механизмы кредитования, лизинга, в середине нулевых годов были впервые созданы национальный проект и профильная госпрограмма по сельскому хозяйству. Но наладить эффективное страхование не получилось, хотя государство уже пообещало субсидировать расходы на полисы в размере 50% страхового взноса. Система не имела проработанных законодательных рамок, ее условия регулировались только постановлениями правительства, а практика осуществления была отдана на откуп каждой страховой компании в отдельности. Это позволило немалому числу участников рынка наладить «серые» схемы по освоению субсидии на уплату страхового взноса, страховой выплаты для агрария в таком случае не предполагалось изначально. В некоторых других случаях имело место непродуманное решение некоторых страховщиков войти на этот рынок, не оценив его сложности, что привело к всплеску конфликтов между ними и страхователями в аграрном секторе после экономического кризиса 2008 г.

Агрострахование, отягощенное всеми этими проблемами, не развивалось: доля застрахованных площадей в общей площади посевов в России, достигавшая в 2007 г. 28,3%, плавно снизилась до 13,0% в 2010 г. Процесс был остановлен в 2011 г., когда была озвучена политическая воля государства и был принят Закон №260-ФЗ. Тогда вновь было застраховано 20,1% площадей. Затем в 2012 г. снова наблюдалось некоторое снижение до 18,5%. Правда, это происходило на фоне роста посевных площадей, так что в абсолютных значениях застрахованная площадь сократилась незначительно.

По всей видимости, в 2013 г. охват посевов страхованием может оказаться приблизительно на том же уровне, хотя окончательные выводы делать рано. Так, по данным Министерства сельского хозяйства РФ, осенью 2012 г. был отмечен резкий рост страхования озимых посевов — охват достиг 28% засеянных земель. Предварительная оценка уровня охвата яровых посевов 2013 г., прозвучавшая на селекторном совещании правительства РФ, составила тоже 18—19%. С другой стороны, есть данные, свидетельствующие о том, что страхователи отказываются от услуг компаний, предлагавших в прошлом схемы ради получения субсидии. И этот процесс сейчас оказывает понижающее влияние на общую динамику сегмента агрострахования с господдержкой. В то же время компании, развивающие страховой бизнес в его классическом виде, отмечают рост портфеля.

Союз развития

Закон о сельскохозяйственном страховании с господдержкой №260-ФЗ предусматривает также обязанность компаний, предоставляющих услуги по данному виду страхования, входить в специализированное страховое объединение. Национальный союз агростраховщиков, созданный в 2007 г. при поддержке Минсельхоза РФ, Минфина РФ, Федеральной службы страхового надзора и Всероссийского союза страховщиков взял на себя задачу развития данного рынка. Сегодня союз объединяет 27 компаний федерального и регионального уровня, в том числе в него входят восемь компаний, входящих в первую десятку страхового рынка России, и шесть значимых в своих регионах локальных агростраховщиков.

Совокупный уставный капитал членов НСА составляет около 75 млрд руб. Союз сформировал в 2012 г. положенный по закону компенсационный фонд на случай возникновения проблем у своих членов, но его роль в построении системы этим не ограничивается. НСА обобщает и анализирует практику агрострахования, в том числе в контакте с сельхозпроизводителями; разрабатывает унифицированные правила и предложения по методическим материалам, участвует в качестве экспертной площадки в разработке законодательных и нормативных актов в области страхования сельскохозяйственных рисков. По данным на 1 июня 2013 г., около двух третей всех посевов, застрахованных в России в 2013 г., приходится на компании, входящие в НСА.

Первые результаты

Результаты 2012 г. и весенней посевной 2013 г. показали, что создание новой системы страхования урожая в России в целом имеет позитивную динамику, хотя некоторые ожидания приходится корректировать. Ближайшая задача сейчас состоит в отладке механизма агрострахования. Многое зависит от Министерства сельского хозяйства РФ. Так, требуют доработки методики определения страховой стоимости и размера утраты (гибели) урожая сельхозкультур. Еще одна проблема состоит в том, что господдержкой страхования не могут пользоваться фермеры, так как отсутствуют нормативные документы, подтверждающие урожайность их хозяйств. Существует также проблема, связанная с недостаточным охватом территорий метеорологическими станциями. Национальный союз агростраховщиков сегодня ведет работу по устранению этих недостатков системы.

Отсутствие унифицированных практик в оценке ущерба создает потенциал для возникновения споров между страхователями и страховщиками. Тем не менее, расхожая фраза наших критиков «страховщики не платят» сегодня несправедлива, по крайней мере в отношении членов НСА. Так, по договорам 2012 г. аграрии сообщили в страховые компании, входящие в НСА, о 667 случаях нанесения ущерба посевам. По состоянию на 1 июня 2013 г. 482 заявления уже рассмотрены. 378 заявлений признаны страховыми случаями, и по ним выплачено возмещение в размере около 1,5 млрд руб. По 104 заявлениям в выплате было отказано, на рассмотрении еще находятся 185 заявлений. Таким образом, почти в 80% рассмотренных случаев страховщик принимал решение о выплате.

Подписаться на статьи

Наши новости
Cпециальные предложения
Cобытия и конференции

Баннер_400х400_на_сайт_Page_2
Баннер_400х400_на_сайт_Page_2
Яндекс.Метрика

© 2013 Агробизнес. Ежедневное интернет-издание о новом поколении предпринимателей. Использование материалов Агробизнеса разрешено только с предварительного согласия правообладателей. Все права на картинки и тексты в разделе Новости принадлежат их авторам. Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 18-ти лет.